?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Кто такой Павел Чесноков? Успешный предприниматель и основатель нашумевших клубных проектов, держатель франшизы NeBar, активно шагнувшей в регионы? А может быть, просто везунчик и баловень судьбы, чьи амбициозные замыслы и авантюрные идеи продолжают блестяще воплощаться вопреки кризису и здравому смыслу?



Павел, ваше первое детище – NeBar на Литейном – существует с 2008 года. Восемь лет – впечатляющий результат для клубной индустрии. И это не считая массы достижений, в том числе «Лучший клубный проект». Как вы пришли к этому, чем занимались до создания NeBar?
Думаю, выбор поля деятельности связан с моим интересом к музыке, который у меня был всегда. В детстве я занимался в музыкальной школе, но не закончил ее. По настоянию мамы перевелся в языковую школу, где меня научили говорить на английском, немецком и французском, что тоже неплохо. Тем не менее я продолжал заниматься музыкой, на любительском уровне, организовывал школьные дискотеки. Потом увлекся диджеингом, и первые деньги заработал как диджей. Продолжая работать, поступил на звукорежиссуру в Институт кино и телевидения. Когда понадобилось заработать деньги, занялся торговлей, и институт пришлось бросить. Сперва открыл магазин сотовой связи, потом организовал оптовую компанию, поставляющую мобильные телефоны по всей стране.
Начинал я на волне сотового бума, и этот бизнес меня поглотил на долгих десять лет. Я был настолько занят, что думать ни о чем постороннем не было времени. Когда начался спад в этой области, бизнес я продал, и у меня сразу высвободилось время на любимое дело – музыку.

И вы решили открыть клуб?
Если по порядку, то сперва была пироговая «Тесто-место». Получилось это совершенно случайно. Какое-то время параллельно с основным бизнесом у меня был один клубный проект – в общем не особо примечательный, еще и располагался он не очень удачно, на окраине города, поэтому быстро закрылся. К тому времени я уже строил планы открыть собственное заведение другого формата и для другого посетителя. Точнее, искал партнеров для реализации этой идеи. А поскольку сам делал первые шаги в клубно-ресторанном направлении, хотел познакомиться с профессионалами в этом бизнесе. И вот я встретил таких людей, которые предложили вместе открыть кафе-пироговую.
Подходящее место нашлось на Литейном, 57. Там мы и открыли «Тесто-место», а потом еще одну точку, на Сенной. Помещение на Литейном оказалось чересчур большим только для пироговой, и я вспомнил о своей давней мечте – ночном клубе. Чтобы открыть клуб, снова нужен был партнер. Таким партнером для меня стал известный в Петербурге диджей Алексей Ромео. Так в 2008 году появился NeBar.



Расскажите, как развивался бизнес, как вы в конце концов появилась идея «выйти на регионы»?
Вложения в NeBar окупились через два года. Вдохновившись его популярностью, мы открыли еще одно заведение. Это был тоже ночной клуб в одном из спальных районов, Duty Free. Позже он был продан сети, которая сейчас занимается «Ретродискотекой».
Потом был Saint-Tropez beach club. Убежден, что мы создали лучший летний проект сезона 2012. Через год он уже носил новое имя – Juicy beach club, безалкогольный клуб, а в 2014-м снова был переименован, на этот раз в «Youжный».
Позднее мы с Алексеем разделили наши доли в бизнесе, ему отошли летние площадки, а мне – зимние: NeBar, «Руки Вверх Бар» и «Geometria Cafe». Вместе с Пашей Вайти, клубным промоутером из Петербурга, мы открыли Prosto bar, а в партнерстве с еще одной промоутерской командой LeCo – клуб Gatsby. В тот момент как раз прошел показ одноименного фильма. К сожалению, собственник помещения решил передать объект другим людям, поэтому просуществовал Gatsby недолго, всего лишь сезон.
Также мы с Алексеем и московскими партнерами открывали NeBar в самом центре столицы, на Тверской. Для того времени – это было пять лет назад – проект был очень амбициозным. Мы вложили вдвое больше, чем в первый NeBar. Однако через два года решили закончить эту историю, потому что для успешного существования клуба необходимо было наше присутствие в Москве. Нам, конечно, хотелось покорить столицу, но управлять проектом из другого города непросто, поэтому мы оставили эту затею. На все сто процентов выкладываться не было возможности, а полумеры, как вы уже поняли, не для нас. Кроме того, в Питере тогда кипела очень интересная работа, мы сфокусировались на ней.
На данный момент Москва не так привлекательна для клубного бизнеса. На мой взгляд, наиболее заманчивые условия сложились именно в регионах: есть активный спрос, а конкурентов, наоборот, почти нет.

Почему ваш выбор пал именно на Нижний Тагил, где совсем недавно открылся еще один NeBar? Какие города в планах?
Дело в том, что открыли его не мы, а местный региональный инвестор. Мы же занимаемся развитием сети NeBar по всей стране. Создали полный пакет документов для открытия бара по франшизе, у нас есть отдел продаж, то есть ведется целенаправленная работа по поиску и привлечению клиентов. Так мы и вышли на представителя инвестора из Нижнего Тагила, познакомились с ним и пригласили в Петербург. Люди приехали, изучили заведения городе, посмотрели наши проекты, пришли к выводу, что им концепция NeBar подходит, и приняли решение открываться в Нижнем Тагиле.
Не буду скрывать, есть еще несколько заявок из других городов, но пока все на стадии переговоров, и о какой-либо конкретике говорить рано.



Кстати, была одна забавная история.
Восемь лет назад, открывая первый «Небар» (как это обычно бывает – в стадии неготовности), на техническом открытии мы осознали, что кроме стандартных проблем, есть еще и нестандартные. Стандартные: не до конца собранная мебель, полупьяный персонал, грязный пол, незакреплённая барная стойка, потерявшийся в пути автомобиль с кассовым оборудованием. Но помимо этого, мы упустили важный момент – огромный коридор перед туалетом и сама стена, места общественного пользования представляли из себя жуткие листы гипсокартона, никем и ничем не окрашенные. Времени на декораторство уже не было, поэтому мы просто закрепили в разных местах стен маркеры на верёвках и подтолкнули людей к творчеству, оставив пару надписей на гипроке в стиле «дай волю чувствам, распиши меня». К концу вечеринки абсолютно все стены и даже часть сантехники с зеркалом были покрыты признаниями в любви, угрозами, пожеланиями, телефонами, призывами, оскорблениями, стихами и рисунками разной степени извращённости. По отзывам – многие запомнили из всей безумной ночи именно эту «фишку» и до сих пор, приходя в заведение спустя восемь лет, пытаются разглядеть за слоями краски те эмоции, что оставляли собственной рукой.

Какова доля вашего непосредственного участия в открытии регионального представительства NeBar и какая вообще специфика бизнеса в этом регионе?
После того как состоялось наше знакомство с инвестором в Петербурге, я отправился в Тагил. Необходимо было проанализировать ситуацию в городе, понять насыщенность рынка. Я прогулялся по местным заведениям, понял, что мы там будем интересны.
Затем два года длилась стройка. В Нижнем Тагиле мы с нуля построили самостоятельное трехэтажное здание. NeBar – часть развлекательного комплекса в самом центре города. Мы расположены на берегу пруда, где не так давно благоустроили набережную и открыли отель Park Inn. Это не только самая большая, но и единственная приличная гостиница в городе. Мы задумывали NeBar как заведение при отеле, но не в самом отеле, а в непосредственной близости, чтобы у постояльцев, в том числе и высокопоставленных гостей, была возможность пообедать и весело провести время.
После завершения строительства я был в Тагиле ещё раз, необходимо было определиться с адаптацией и проработать детали. Убедился, что рынок развлекательных заведений не развит. Во-первых, не было ни одного места, предлагающего караоке, то есть в городе отсутствовала концепция караоке как таковая. Сегмент ночных клубов был представлен несколькими заведениями из конца 90-х. Всего два очень дорогих и непопулярных ресторана составили премиум-сегмент, но в сегменте casual dining – то есть демократичное модное кафе, как «Две палочки» в Санкт-Петербурге, – конкуренция очень сильная. В этом сегменте работают две региональных сети, действующих на Урале. Проанализировав ситуацию на рынке, мы решили рассчитывать на сегмент между casual dining и премиум-рестораном.

Оглядываясь уже на свой большой опыт, что вы можете сказать о сложностях в ресторанно-клубном бизнесе?
Самое сложное – выбор ключевого бренд-партнера. Подпись на бумаге совсем не гарантирует вовлеченности всех участников, а это просто необходимо. Заинтересованность должна быть обязательно, а остальное – технологии. Еще один сложный момент, которого я уже частично коснулся ранее, – аренда помещения у собственника. Не стоит забывать, что планы у него могут меняться, как случилось с нашим клубом Gatsby. Да, и еще: когда запускаешь любое заведение, сжимается время. Это происходит потому, что большие объемы работы вплоть до строительства помещения с нуля нужно выполнить в крайне сжатые сроки. В такой период ты вынужден работать на пределе возможностей, и не все способны выдержать это испытание. Даже если человек понимает, что на это время надо забыть об отдыхе и личной жизни, он не всегда готов к такому напряжению. Правда, говорить об этом как о сложности тоже не хочется, это, скорее, просто раздражающий фактор.



Ну и есть, конечно, наши ноу-хау.
К открытию клуба «Центральная Станция» внезапно выяснилось, что процентов 50 заведения, мягко говоря, не очень готово. Но, делать нечего – 1000 гостей приглашено (из которых пришло только в первый день более полутора тысяч человек), либо открываться, либо провал. С арт-директором и инициативной группой за несколько часов до часа икс совершили набег на строительный магазин. В итоге: все танцоры в краске, касках и спецовках, бармены с малярными валиками на поясах, проблемные места демонстративно заклеены строительным скотчем, огромная, семиметровая ферма, стоящая прямо в центре главного танцпола замотана предупреждающими о ремонтных работах лентами, на афиши маркёром добавлена строчка о «Стройка Party»... Клуб, площадью две тысячи квадратных метров был превращён в огромную стройплощадку – чем, собственно и являлся. Гости были в культурном шоке и восторге. В дальнейшем, этот банальный приём повторяли многие петербургские промоутеры, но никто не смог сделать это так масштабно, дико и успешно, как сделали в далёком 2006 году мы.

Как, на ваш взгляд, затронул кризис ресторанно-клубную сферу?
Честно говоря, я не заметил падения спроса в сегменте, в котором работаю. Возможно, это связано с тем, что наши соотечественники тратят деньги внутри страны, поскольку меньше из нее выезжают. Единственная негативная тенденция, которую я отметил, – стало больше агрессивных людей. Сложившаяся ситуация в мире и в стране, видимо, порождает нервозность и эмоциональное напряжение, которое необходимо как-то выпускать. Может быть, поэтому у меня сложилось впечатление, будто народ стремится к иррациональным поступкам, безудержному веселью и готов тратить на это деньги.
На чем отразился финансовый кризис – это себестоимость сырья. Цена на сырьевую составляющую сильно выросла, а это негативным образом отражается на финансовом результате. Как мы с этим боремся? Внимательнее относимся к закупочной цене, анализируем продажи и тщательнее выбираем поставщиков.

promo yolo4kaspb march 2, 2013 13:19 36
Buy for 300 tokens
«Допускать, что у «я» могут быть какие-то «права» по отношению к Государству, и допускать, что грамм может уравновесить тонну, — это совершенно одно и то же. Отсюда — распределение: тонне - права, грамму - обязанности; и естественный путь от ничтожества…

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Michael Rose