?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

На часах 9 вечера. Саша вбегает в кафе, запыхавшись, бросает пальто на кресло и заказывает кофе. Пока я открываю ноутбук и готовлю диктофон для записи, она успевает объяснить, что впереди — очередная бессонная ночь за работой, и спать ни в коем случае нельзя. Собственный бизнес — это серьезное испытание. И я смотрю на эту хрупкую внешне, но такую сильную внутри девушку, и восхищаюсь! Саше 24 года, а она уже руководитель собственного агентства — хотя восхищает меня в ней не только это…

Наши пути сначала пересекались в издательстве одного глянцевого журнала, где мы работали в разное время, но позже мы познакомились в стенах одного рекламного агентства, где она стала моим наставником и путеводителем в мир интернет-маркетинга. На моих глазах она решилась уйти в свободное плавание и открыла свое агентство. На старте я брала интервью у всей команды Control Digital. На этот раз мне захотелось раскрыть Сашу, как личность, надеюсь, у меня это получилось. Мы говорили о семье и мотивации, о книгах и вдохновении, о важных людях и интуиции, а также об амбициях и даже об охоте.


Фото: Тэя Лир

Давай поговорим о твоих замечательных родителях, о твоей семье.
Да, люблю рассказывать про свою семью (задумчиво улыбается). Кровь в меня стеклась из самых разных концов света, вплоть до Чикаго. Мой дедушка занимался составлением нашего генеалогического дерева, и раскопал его аж до 6-7 поколения. Так что если потрудиться, я смогу назвать своих родственников, которые жили в начале XIX века.

И возможно потому, что во мне так много кровей, я так люблю путешествовать. Кстати, в Европе меня чаще всего называют француженкой — хотя Франция совершенно не близкая мне страна, никакие сентиментальные мечты о Париже меня не посещали. Зато я обожаю Берлин, и вот его я чувствую отчасти родным, и кажется, что немецкая кровь начинает во мне говорить, когда приезжаю туда в очередной раз.

Как давно ты путешествуешь? Помнишь свою первую поездку заграницу?
Самая первая моя поездка была в 11 лет, в Хельсинки. В этот момент я поняла, что хочу увидеть разные страны, хочу узнать другие города.
Вообще не люблю формат туристических поездок — «проскакал» по достопримечательностям, увидел всё и ничего не запомнил. Я люблю прочувствовать пространство, в котором нахожусь. Я исколесила, наверное, всю Европу, но дальше Европы почему-то никуда не заезжала. Очень хочу увидеть Канаду. И вернуться в Швейцарию.

Когда я в Швейцарии, то меня нет ни для какого другого окружающего мира — я ушла в чужую книжку, в другую историю, в параллельную вселенную. Это горы, от которых захватывает дух, это отрешение от цивилизации, это нечто ни на что не похожее. Там живет один из самых близких мне по духу людей, с которым я познакомилась три года назад. Он учится в высшей школе физического театра, в долине, в средневековой горной деревне. Когда я приезжала к нему в гости, у меня было ощущение, что я попала в какое-то безвременье. Такие путешествия дают очень много сил и вдохновения.

Фото: Оля Коршунова

Что еще тебе дают путешествия?
Мне кажется, путешествия всем прибавляют мудрости. Места, которые наполняют тебя — и люди, которых ты встречаешь.

Путешествия — это такая отличная возможность приподняться над своей жизнью и посмотреть на все как будто со стороны. Поэтому, когда у меня в жизни случается тяжелый этап, очень здорово бывает уехать — и в голове все складывается само собой, ты понимаешь, как действовать дальше.

А в Петербурге у тебя есть такое место силы, как в Швейцарии?
Хм, надо подумать… Набережная Васильевского острова. Я теперь живу совсем неподалеку. До этого я жила в центре, ближе к Владимирской. Но последние два года я живу на Васильевском острове, совсем недалеко от Стрелки. Там замечательно в любое время: в июле там такая концентрация лета в городе, нагретый камень, блестящая вода. А зимой по вечерам сдувает снег с каменной набережной очень романтично. Так что я считаю это идеальным местом в городе.

Какой была Саша в детстве?
Капризной. И упрямой.

Ты единственный ребенок в семье?
Нет, у меня есть брат, он родился, когда мне было восемь, и жизнь изменилась (смеется). Мы с ним безумно боролись за внимание родителей, и это прекратилось только, может, года четыре назад, когда я стала жить отдельно. Но сейчас у нас прекрасные отношения.
В детстве я была очень «в себе», — страшно много читала, все подряд — от медицинских энциклопедий до цыганских сказок.

Выбор альма-матер
Несмотря на то, что меня любили учителя, и учеба давалась легко, перфекционизм меня чуть не убил. Боялась, что выберу не «мое», — и металась в попытках определиться от программирования до литературной критики.

А на филологический факультет я попала случайно. Поступала на переводчика, и испугалась, что мне не хватит баллов (это был первый год, когда поступали по ЕГЭ) — в итоге решила подать оригиналы документов не на ин.яз., а на филфак. И это, наверное, судьба — факультет свел меня с очень важными людьми в моей жизни. Да и само образование стало хорошим культурным фундаментом. Филфак — это совершенно не практическое образование, — но при этом оно поднимает тебя на уровень выше.

То есть, ты не жалеешь?
Нет, не жалею. Филфак во многом помог мне раскрыться, потому, что как ни крути, он — место свободы. Здесь ты оказываешься среди людей, которые ничего не боятся.

А какие у тебя самые яркие воспоминания остались со студенческих лет?
Как мы, прогуливая пары, пили шампанское в столовой (на лице появляется шкодная улыбка). Я была старостой, но мне это не мешало устраивать рок-н-ролл. Конечно, у нас были прекрасные преподаватели и лекции, но спокойствие и гармония с собой совсем не то, что тогда было нужно.


Фото: Виктория Назарова

Ты бунтарь по натуре?
На втором курсе особенно была бунтарем (улыбается). Я вообще-то много прогуливала и валяла дурака, но при этом умудрялась неплохо учиться.

Кстати, давай поговорим об иностранных языках. Если я не ошибаюсь, ты знаешь четыре языка?
Ну, «знаешь» — это громко сказано. Я хорошо говорю по-английски, чуть-чуть понимаю по-итальянски, чуть больше — по-немецки и неплохо знаю французский. Например, когда езжу в Швейцарию к моему прекрасному другу, то говорю с ним по-русски, а он отвечает мне на французском.
Кстати, иностранные языки, на мой взгляд, — это еще одна вещь, которая дает мудрость. Люди, которые знают несколько языков — у них другая картина мира. Когда ты учишь новый язык, то по-другому начинаешь относиться к собственному, — начинаешь понимать как много заимствованного, исторического, преемственного во всем, что тебя окружает.

Как ты выбрала профессиональное направление после окончания университета? Как попала в рекламу?
У меня еще раньше были мысли пойти в рекламу, я чувствовала, что это сфера, которая будет постоянно бросать мне вызов. А я люблю вызовы! Но в итоге попала сюда по случайности. Изначально я работала шеф-редактором в одном небольшом глянцевом журнале, еще когда училась на третьем курсе. А потом хороший знакомый позвал меня в рекламное агентство менеджером по работе с клиентами — так я познакомилась с рекламой и маркетингом.

Расскажи мне о своих первых впечатлениях о рекламе, работе в этой сфере.
Первые полгода я отчаянно хотела уйти. Мне приходилось заниматься продажами, и это была не та реклама, о которой я грезила. Это был интернет-маркетинг, а мне всегда хотелось больше погрузиться в процесс создания телевизионной рекламы. На мой взгляд, именно эта разновидность рекламы наиболее приближена к искусству.

Так вот, первое время меня не влекло к тому, чем я занималась. Но потом начали появляться более сложные проекты, в агентство стали приходить интересные люди.
Плюс постепенно я переквалифицировалась из менеджера по продажам в руководителя проектами, и сфера интернет-маркетинга начала становиться мне все интереснее и ближе.


Фото: Тэя Лир

Кстати, давай остановимся на этом моменте, ты не хотела заниматься продажами, и поэтому создала новый отдел, пролоббировала его и стала заниматься тем, чем нравилось. Как тебе это пришло в голову? Это гениально, на мой взгляд.
На самом деле, мне просто нравится все структурировать. В мои должностные обязанности тогда входило две зоны ответственности — холодные продажи и управление проектами. Второе у меня хорошо получалось, а первое — нет. И я подумала, что каждый должен заниматься своим делом, и такой подход будет гораздо продуктивнее. Я тогда пошла к руководству и предложила разделение отделов на продажи и аккаунтинг.
Через пару месяцев отдел был разделен. И спустя почти три года, компания функционирует по такой же системе.

Через какое-то время ты поняла, что тебе хочется расти дальше?
Да, прошло полтора года, и «потолок» стал сильно ощущаться. Все что я могла менять вокруг себя, я изменила, а дальше мои амбиции заходили слишком далеко в рамках чужой компании. И поэтому пришлось уйти и открыть свою собственную (улыбается).

То есть ты действуешь интуитивно? Часто такое бывает?
У меня очень хорошо развита интуиция, и она по жизни мне очень помогает, — помогает разобраться в людях и поступках. Порой это касается каких-то жизненно важных вопросов.

Когда мне было 19 лет, я пережила момент резкого становления. У меня было чувство, что я была континентом, покрытым километровыми ледяными наростами, и в какой-то момент лед с грохотом рухнул. Я поняла, сколько во мне наносного, фальшивого, чужого, что многое из того, что мне казалось необходимым — не мое.

Буквально за день до этого я ценила в людях остроту ума, здоровую злобу, желание прогнуть под себя весь мир, таких «хищников». После этого перелома я поняла, что саморазвитие — крутая вещь, но есть еще более важные слова, такие как доброта и мудрость. И с тех пор эти ценности для меня остаются неизменными, по ним я определяю «своих» или «не своих» людей. Эрудиция, острый язык, карьера — в этом может преуспеть каждый сознательный человек. Но там, где изначально нет доброты, не может быть и истинной мудрости.

Давай поговорим о важных людях в твоей жизни.
Пожалуй, именно в выборе людей и стоит доверять интуиции. Вообще сложно говорить о людях, эта тема такая тонкая… Я считаю, что не нужно много времени, чтобы понять, твой это человек или нет. С «моими» людьми я могу не видеться долгое время — или вообще никогда не встречаться, а потом увидеться один раз и почувствовать, что нам с этим человеком не нужны долгие разговоры, беды, проверки на прочность — всё и так понятно.

К примеру, с одним из самых близких людей в моей жизни связана история, которую до сих пор ни я, ни этот человек не могут рационализировать. Когда мы впервые встретились, я тогда даже имени не знала, — просто пересеклись где-то в университетском коридоре — то в голове промелькнула мысль: «Кажется, мы с тобой будем жить вместе». И мы начали встречаться и жить вместе спустя год после этого. Такие ситуации заставляют меня верить себе.

Близкие мне люди разбросаны по всему миру: они живут в Петербурге, в Москве, в Берлине, в Швейцарии. Люди — это то, что меня вдохновляет и направляет.


Фото: Виктория Назарова

Кстати, давай поговорим о мотивации и вдохновении.
Иногда именно встреча с нужным, со «своим» человеком помогает мне вырулить из сложной ситуации, вернуться к себе.

А если говорить о мотивации, меня мотивирует одна фраза. Я о ней часто вспоминаю, если начинаю бояться, что у меня что-то не получится. Не помню, кто автор, к сожалению: «Если вы собираетесь стать менее значительной личностью, чем позволяют ваши способности, я предупреждаю, что вы будете глубоко несчастной личностью». Вот она меня мотивирует. Я не хочу быть несчастной личностью :)

Ты часто выступаешь с обучающими лекциями, чем для тебя являются публичные выступления?
Публичные выступления — с одной стороны это инструмент пиара. С другой — я искренне люблю делиться энергией и ее же получать в ответ.

Ты считаешь себя амбициозным человеком?
Конечно. Моя компания напрямую связана с амбициями: например, я не умею шить платья, рисовать или плести из бисера — но мне тоже всегда хотелось создать что-то свое. Пришлось сделать агентство :)

Остается ли у тебя время на хобби, увлечения, учитывая, что ты сейчас строишь свой бизнес?
Нет, не остается. В свое время у меня было много разных увлечений. Например, когда мне было 17 лет, я увлекалась охотой. У меня появилась охотничья собака, и я как-то незаметно начала общаться с суровыми бородатыми мужиками, даже подыскивала себе ружье.

У тебя папа увлекался охотой?
Нет, мои родители были против! Они ветеринарные врачи, и папа приходил в ужас от моего нового увлечения. Просто у меня появилась охотничья собака, и сначала мне просто пришлось возить ее на притравки, выставки, учить «челноку», — но меня это быстро увлекло.
Охота — это же опасно?
Это очень весело! Я до сих пор помню сумасшедший адреналин в погоне за кабаном.

Другое мое прошлое увлечение — музыка. Я даже гастролировала с хором во Франции. Потом попала в шоу-группу, где занималась эстрадным вокалом. Группа называлась «Саманта», это аналог группы «Непоседы». Но быстро поняла, что шоу-бизнес — не мое.

Еще люблю кататься на сноуборде, и с нетерпением жду сезона. Ну и очень люблю готовить.

Фото: Оля Коршунова

А на книги остается время?
К сожалению, нет. Это одна из тех вещей, за которые мне очень стыдно. Человек, который закончил филологический факультет, и за последний год прочитал сотни профессиональных статей, но от силы три художественные книжки, это позор.

Как ты формируешь свой wish-лист из книг?
Вообще стараюсь формировать его по принципу — зачерпнуть сливки из каждого литературного направления, из каждой эпохи.

Можешь назвать свой любимый литературный стиль, эпоху?
Сейчас будет совсем по-хипстерски: мне нравится постмодернизм. Ну и эпоха Просвещения, Дидро.

Я вообще очень привередлива в кино и в литературе. Могу назвать любимую книгу — это «Школа для дураков» Саши Соколова. Эту вещь высоко оценил Набоков. Она написана в очень странной манере, такой поток сознания от лица слабоумного мальчика, страдающего раздвоением личности. Но там огромный бэкграунд, все переполнено интертекстом в лучших традициях постмодерна. Ты словно путешествуешь по чужим потокам сознания, а с другой стороны видишь за всем этим автора, и узнаешь между строк цитирование других произведений.

А что ты считаешь своим главным талантом?
Я неплохо чувствую людей (лукаво улыбается). У меня получается выстраивать отношения с очень разными, иногда противоречивыми и сложными личностями, и... если гибкость можно назвать талантом, то это определенно мой талант.

Одним из достижений я считаю тот факт, что я стала ближе общаться со своей семьей, особенно со старшим поколением. Это моя личная маленькая победа! Я чувствую, как много может рассказать моя бабушка, и каждое общение с ней для меня, как открытие. И ее рассказы про то, что было 50-70 лет назад, особенно рассказы о моей семье, — это драгоценные знания, я стараюсь их документировать, записываю на диктофон. Я хочу, чтобы история моей семьи продолжала жить.

Кстати, про мотивацию. Мои деды и прадеды были генералами. И я думаю о том, что если бы они знали меня лично, мне бы не хотелось, чтобы они были разочарованы. Мой прадед вел бои на линии Маннергейма, другой — командовал береговой защитой Кронштадта, третий ходил на «Красине»... Они были такими достойными людьми, что у меня просто нет права понизить планку.


Фото: Виктория Назарова

Ты считаешь себя счастливым человеком? Что тебя делает счастливой?
Чувство, что я все делаю правильно.


promo yolo4kaspb march 2, 2013 13:19 36
Buy for 300 tokens
«Допускать, что у «я» могут быть какие-то «права» по отношению к Государству, и допускать, что грамм может уравновесить тонну, — это совершенно одно и то же. Отсюда — распределение: тонне - права, грамму - обязанности; и естественный путь от ничтожества…

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
vasia_lisica
Oct. 24th, 2014 06:52 pm (UTC)
Хорошее интервью, очень интересно! =)
( 1 comment — Leave a comment )

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Michael Rose